Feb. 21st, 2014

sempre_idem: (Default)
Эпоха перед моим разводом была жуткой, как и положено во времена, где искажены причины, следствия, реакции, весь мир. Слово «развод» от обоюдного страха ещё не произносилось, но «так жить нельзя» ощущалось вполне определённо. Мы просыпались и засыпали, как чужие, и не было дела, которое могло бы объединить вчерашних любовников и друзей. В один из таких лишних в жизни дней мы, от отчаяния, устремились в Эрмитаж – не самое подходящее место для мужика, измученного абстиненцией вчерашних возлияний, и его совершенно угасшей для искусства половины, которая и женщиной-то себя не считала: обстоятельство удивительное и единственное в жизни.

Эрмитаж всегда был для меня не просто музеем – но фетишем, символом города, чей дух и характер так перекликались с названием его самого известного храма.
«Приют отшельника». Мы и пришли туда как отшельники – каждый со своей жизнью, где присутствие второго ещё терпелось: но и последних сил. Кажется, угодили к импрессионистам – а впрочем, не помню. Помню заоблачные своды, позолоту, рамы, откуда выглядывали не чета нашим – лица. Мне это было знакомо – поддалась воспоминанию, накатившему охотно, как заждавшись, впала в привычный катарсис. Спутник же, попавший в интерьеры, далёкие от жизни, которую считал единственно стоящей, испытал смятение на границе с паникой. В Эрмитаже был он не директором, хозяином жизни, а букашкой, чей хитин проницаем для новых ощущений – или ощущений молодости, когда беззащитен перед всем: особенно – перед незнакомым и прекрасным.

Эрмитаж оказался эффективней рассола и других скабрезных способов выйти из похмелья. На этом, давно протоптанном, не заросшем через приют маршруте, я почувствовала связь с нормальным миром – я и себя почувствовала нормальной, словно восстановились зрение, осязание, слух, но главное – мои реакции, мой «детектор ошибок».

С тех пор мне не раз везло на места, где ощущала себя нормальной, не зависимой от людей, пусть самых близких – или тех, кто, через мучения и слёзы, перестал быть близким, но оставался привязанным, искажая мой уже осиротевший мир. С тех пор, оказавшись перед необходимостью разрыва с человеком, собственными иллюзиями, планами на завтра и надеждами на облюбованное будущее, я помню, что есть Эрмитаж, где неважно всё, кроме одного: общего с человечеством прошлого, которое уже состоялось, отстоялось и оставило только ценное.
Опыт, природу и искусство. И чувство примирения, которое они возбуждают.

sempre_idem: (Default)
Не для обсуждения (ибо - что тут обсуждать?) две хороших (правда, длинных) статьи о Майдане.
Одна – от немецкого журналиста для Московского комсомольца, вторую увидела у amaliaehnsh

http://www.mk.ru/specprojects/free-theme/article/2014/02/18/986509-est-li-fashizm-na-maydane.html

http://iserge.tumblr.com/post/77271906481

sempre_idem: (Default)
Задача простенькая, с одним неизвестным, помогите перезагрузить мозги:
1. я моему папе - дочь, сын мой - внук
2. папиной сестре я - племянница, а сын мой кто?

sempre_idem: (Default)
Свершилось. Произошла окончательная идентификация Давида Артёмовича как носителя языка. Сегодня, поломав игрушку, с чувством произнёс «Твою мать!». Онемевшим родителям терпеливо разъяснил: «Я - рассержен».
Утешает, что усёк аутентичность. Также - что мне как словеснику не инкриминируют.

March 2014

S M T W T F S
       1
23 4 5 67 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 1819202122
23242526272829
3031     

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 09:48 am
Powered by Dreamwidth Studios